Лошади

Новые встречи на Старом Арбате


 Главная Контакты Карта сайта Телефоны Библиотека

 Лошади  > Ахалтекинская порода

О ЛОШАДЯХ
ПОРОДЫ
УХОД ЗА ЛОШАДЬЮ

 

 

Ахалтекинская порода


Средняя Азия - страна древних цивилизаций, могущественных соперников Эллады и Рима. Когда-то здесь поклонялись огню и приносили белых коней в жертву богу Солнца. Но легендарные цари и герои исчезли, грозные крепости и богатые города превратило в руины беспощадное время. Однако оно оказалось невластным над удивительным живым памятником славного прошлого - ахалтекинским скакуном. К седой древности Ниссы и Мерва, к "небесным" коням Ферганы восходит его родословная.
Имя ахалтекинской породе дали туркменское племя теке, которое искони разводило этих лошадей, и оазис Ахал, узкой полосой тянущийся у подножия хребта Копет-Даг от Бахардена до Артыка. Еще в начале века текинских лошадей из Ахала называли ахал-теке, а из оазиса Теджен - теджен-теке. Здесь, на краю Черных Песков, веками шлифовались качества этой уникальной породы, от отца к сыну передавались секреты ее разведения.
Туркменам нужен был друг, который мог бы выстоять в раскаленных песках, нести воина с оружием, тяжелой кошмой и запасами, преодолевая огромные расстояния изо дня в день. Само существование многих туркменских племен в значительной мере зависело от наличия у них превосходных коней. Особые условия пустыни диктовали и особое отношение к коню. Конь был лучшим другом туркмена, почти членом семьи. Такое отношение позволило осуществлять идеальную селекцию для постоянного совершенствования породы. У туркмен есть пословица: "После того, как ты поприветствовал своего отца, поприветствуй своего коня."
В. Горелов записал рассказ о знаменитом скакуне Бек Назад Доре, родившемся в 1913 году у старого Бек Назара: "Бек Назар не отходит от своего коня, ест и спит в погоду и непогоду рядом со своим другом, охраняя его от завистливых людей. Был случай, когда колтоманы (разбойники) угнали ахалтекинца... Но через некоторое время они сами привели коня: он отказывался от пищи и никого не подпускал к себе."
Ахалтекинцы никогда не паслись в табунах. Держали текинцы лошадей по одной-две, кормили с рук отборным зерном, лепешками с бараньим салом, тщательно готовили к набегам и скачкам. Ахалтекинцы умеют переносить голод, жажду и жару лучше всех других пород. Жеребенок рос как член семьи, окруженный вниманием и любовью - не зря ахалтекинцы отличаются такой настороженностью к чужим и преданностью хозяину. "Семейное" содержание не портило коней. Наоборот, опытные сеисы, тренеры, помогали коням развить необычную выносливость и резвость.
Порода совершенствовалась веками. Она была создана людьми, для того, чтобы жить с людьми, воевать вместе с людьми, и умирать вместе с людьми.
В. Колосовский приводит поразительный случай, когда "тяжело раненый туркмен, истекая кровью, ползал вокруг своего коня и ножом перерезал ему жилы на ногах, не желая расстаться со своим другом и в загробной жизни."
Ахалтекинская, несомненно, одна из красивейших конских пород. Кто раз увидел ахалтекинца, всегда отличит его среди других лошадей: экстерьер его весьма необычен и поражает утонченностью и благородством. Высокий, сухой и поджарый, с узкой, но относительно глубокой грудью, высокой, четко очерченной холкой, сильным крупом, длинными тонкими ногами, он формами своими напоминает борзую, и неспроста: это характерное телосложение крайне специализированного спринтера, очень резвого накоротке. На скаковом кругу ахалтекинские лошади уступают лишь чистокровным верховым. Движения ахалтекинца, привычного к сыпучим пескам, по-кошачьи гибки, галоп настильный, как бы скользящий над землей.
Шея ахалтекинской лошади длинна, тонка и гибка; она имеет своеобразную "оленью" форму. Высоко несет ахалтекинец легкую сухую голову, по словам К. Горелова, "приставленную к шее под таким острым углом, которого нет ни у какой другой породы". У ахалтекинца длинные, тонкие уши, утонченная, изящная лицевая часть головы и совершенно особенные глаза: большие, выразительные, они как-то очень глубоко посажены и имеют характерную удлиненную форму. Масти разнообразны и очень красивы: не только привычные гнедая, вороная, рыжая, серая, но и буланая всевозможных оттенков, соловая, редчайшая изабелловая. Но даже обычная масть на ахалтекинце часто преображается, приобретая яркий золотистый оттенок, который был свойственен предкам ахалтекинцев с древнейших времен. А такого шелковистого и нежного волоса, как у ахалтекинца, не найдешь ни у какой другой лошади: он подобен тонкому атласу и блестит как золото. Хвост и грива тонки и редки; бывает, что грива и челка почти вовсе отсутствует.
В дальних пробегах хрупкий на вид ахалтекинец проявляет необыкновенную выносливость, легко переносит жажду. Во время легендарного пробега 1935 г. туркменские колхозники преодолели расстояние между Ашхабадом и Москвой за 84 дня, а безводные Каракумы они прошли за трое суток.
В то же время ахалтекинец - лошадь очень чуткая, у него развито чувство собственного достоинства, он очень чувствителен к невниманию, бессердечию со стороны человека. К нему нельзя относиться лишь как к спортивному снаряду, но тому, кто сумеет стать ему другом, ахалтекинец отплатит сторицей.
Среднюю Азию в древности населяли ираноязычные народы: массагеты, согдийцы, бактрийцы. Лошадь была знакома им с незапамятных времен; они-то и создали древнейшую коневодческую культуру такого высокого уровня, что их кони славились от Греции до Китая. Среднеазиатские лошади, как бы они не назывались, - массагетскими, парфянскими, несейскими - всегда считались лучшими. "Называйте лошадей узов совершенством запада, а коней Даваня небесными" - так говорили о среднеазиатских лошадях китайцы. Во II в. до н. э. китайский император даже посылал в Среднюю Азию за "небесными" конями военные экспедиции.
Сменившие парфян и бактрийцев туркмены получили от них в наследство и замечательных скакунов. Эпицентры политических бурь располагались в более привлекательных для завоевателей цветущих долинах нынешнего Узбекистана и Таджикистана. В то же время уклад жизни туркмен, отгороженных горами и песками, мало менялся, поэтому здесь древняя порода сохранилась в чистоте и во всем блеске. В частых, набегах и войнах с грозными и могущественными соседями резвость и боевые качества коней были очень важны для туркмен.
Для коневодства Среднего и Ближнего Востока туркменская лошадь имела огромное значение. Такие известные породы, как карабаирская, локайская, кабардинская, а также многие породы Ирана и Турции несут в себе туркменскую кровь. От туркменских лошадей происходит и карабахская порода, когда-то лучшая на Кавказе, которая в красоте не уступала арабской. К слову сказать, именно текинские и карабахские лошади создали славу коневодства Персии. Под именем персидских и турецких туркменские жеребцы попадали в Европу, где они оказали значительное влияние на формирование и чистокровной верховой, и некоторых полукровных пород.
Издавна знали и любили туркменских коней и в России, это их называли аргамаками. Со времен Ивана Грозного они были главными улучшателями русских верховых пород. Туркменские лошади оказали большое влияние на формирование донской, орловской верховой, ростопчинской, стрелецкой пород. Еще в середине прошлого века они составляли более трети поголовья государственных конных заводов.
Однако в прошлом веке ахалтекинца на Западе основательно подзабыли. В то время как по конным заводам Европы продолжала свое триумфальное шествие арабская лошадь, ахалтекинцы оставались в тени. Путешественники и военные, которым довелось их видеть, оставляли о них восторженные отзывы, но все же считали эту породу в лучшем случае "помесью лошади персидской с арабской". И только появление в 1895 г. работы Фирсова, основанной на анализе исторических фактов, положило начало переоценке роли туркменской лошади в развитии мирового коневодства. Эти исследования были продолжены В. О. Виттом, В. О. Липпингом, М. И. Белоноговым и другими советскими иппологами. Оказалось, что древнейшие цивилизации Ближнего Востока и Северной Африки были на заре своего существования "безлошадными"; лошадь попала в эти страны с востока. Следы коней Ассиро-Вавилонии и Египта привели в Среднюю Азию... Более того, выяснилось, что арабская порода не только не древнейшая в мире, но и моложе многих других восточных пород, а появлению ее предшествовало победоносное возвращение арабов-мусульман из Средней Азии с богатой добычей, значительную часть которой составляли лошади.
Ахалтекинцам по праву принадлежит первое место в ряду чистокровных пород: таких, как английская и арабская. Однако в отличие от них ахалтекинская порода, по крайней мере, последние лет сто существует в условиях ограниченного генофонда: даже сейчас, когда интерес к породе растет не только в Туркмении и России, но и в странах Запада, общая численность ее не превышает 3000 голов.
Судьба ахалтекинца в XX в. складывалась сложно. С одной стороны, после присоединения Туркмении к России европейцы как бы заново открыли эту породу, о которой по мере утраты могущества странами Среднего Востока постепенно забыли. С другой стороны, изменился уклад жизни туркмен: разбойничьим набегам был положен конец, что подорвало экономическую основу разведения породистого верхового коня. А появление в крае чистокровных верховых производителей на фоне увлечения туркмен скачками создавало соблазн "улучшения" породы скрещиванием с ними. К тому же и без того малочисленный племенной материал периодически растаскивался. Так, в 1904-1905 гг. англичане вывезли в Индию 214 текинских маток, а в 1919-1920 гг. - 60 лучших жеребцов. В 1926-1927 гг. на Кавказ и другие районы для военно-ремонтных конных заводов было вывезено 270 жеребцов и 85 кобыл.
Но с самого начала русского правления в Туркмении находились люди, которые осознавали, какое бесценное сокровище попало им в руки. В 1897 г. благодаря наместнику царя генералу Куропаткину близ Ашхабада была организована случная конюшня, которая позже превратилась в племенной рассадник породы. А сколько раз уже в советское время лишь энтузиазм преданных почитателей ахалтекинской лошади спасал ее от вымирания и неоправданной метизации!
В прошлом ахалтекинцев растили для войн и скачек, но в наши дни благодаря своим уникальным качествам они оказались прекрасными лошадьми для классических видов конного спорта. Спортивный потенциал породы очень высок - достаточно вспомнить такую "звезду" выездки мировой величины, как Абсент: Сергей Филатов на этом жеребце на XVII Олимпиаде 1960 г. в Риме завоевал золотую медаль, четыре года спустя на Олимпиаде в Токио - бронзовую, а в 1968 г. на Олимпийских играх в Мехико уже другой всадник - Иван Калига был на Абсенте четвертым. Тогда Абсента называли лучшей спортивной лошадью мира. Ахалтекинцы обладают также отличными прыжковыми качествами, причем у них своеобразный стиль прыжка. Способности ахалтекинцев очень многогранны: благодаря своим уникальным качествам они могут найти себе применение не только в классических видах конного спорта, но и в цирке, и в пробегах, популярность которых в мире в последнее время очень возросла, просто как лошадь-друг.
Число любителей этой породы растет, расширяется и география ее разведения: ахалтекинцев можно встретить уже даже в далекой Австралии. Нам на пороге XXI века важно сохранить ее для будущих поколений: ведь это, как сказал В. О. Витт, "последние капли того источника чистой крови, который создал все верховое коннозаводство мира".

ТОВАРЫ



© 2005, Зоомагазин на Арбате

г. Москва, ул. Арбат, дом 30, стр.1, тел. (499) 241-6523, (499) 241-7182

 [ Главная ]  [ Контакты ]  [ Карта сайта ]  [ Проезд ]  [ Магазин ]  [ Ссылки ]  [ Дисклаймер ] 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru